СИМВОЛИКА ИЗВЕСТНЫЕ ЖИТЕЛИ ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ МИФЫ И ЗАБЛУЖДЕНИЯ

ГОРОДОК

 

Всеволожск. Краткая историческая справка.

1500 год — первое письменное упоминание поселения на территории будущего Всеволожска — деревня Лубляна на реке Лубне.
1580 год — первое картографическое упоминание поселения на территории будущего города Всеволожска — деревня Лубья.
1727 год — первое документальное упоминание мызы Рябово.
1774 год — покупка бароном Фридриксом мызы Рябово. Строительство усадьбы и сыроварни — ныне старейшего в городе здания.
1778 год — освящение первого храма на территории будущего города Всеволожска, Рябовской кирхи Святой Регины.
1818 год — покупка мызы Рябово В. А. Всеволожским.
1822 год — строительство новой усадьбы, булыжных конюшен, мастерового корпуса и так называемого «Красного замка».
1836 год — потеря Всеволожскими прав на мызу Рябово из-за долгов В. А. Всеволожского.
1887 год — первая, неудачная попытка выкупить мызу Рябово Е. В. Всеволожской.
1892 год — открытие Ириновской железной дороги, прошедшей через земли П. А. Всеволожского.
1892 год — начало строительства П. А. Всеволожским дачного посёлка.
1894 год — открытие Рябовской земской больницы имени Павла и Елены Всеволожских, современной ЦРБ.
1895 год — открытие станции Всеволожская, исторического центра города Всеволожска.
1906 год — выкуп мызы Рябово Л. Ф. Всеволожской.
1936 год — получение дачным посёлком Всеволожский статуса центра Всеволожского района.
1938 год — преобразование дачного посёлка в рабочий посёлок Всеволожский.
1963 год — образование города Всеволожска, вхождение в его состав мызы Рябово и мызы Приютино.

Первое письменное упоминание поселения на территории современного Всеволожска — «деревня Лубляна на речке Лубне», происходит в новгородской Писцовой книге Водской пятины 1500 года.

Были в Келтушском погосте также четыре деревни Рябово, одна из которых находилась близ деревень Химаколово и Пурново, вторая и третья — близ деревень Колтуши и Разметелево, а четвёртая — на Кобылицах, что означает местность между Токсово и Колтушами. В дальнейшем на картах топоним Рябово появится лишь два с лишним века спустя — в 1727 году, что говорит о том, что в шведские времена деревни Рябово были покинуты жителями.

Напротив, деревня Лубляна (Лубьяна), называвшаяся при шведах — Lubiaby (деревня Лубья), Lubia Quarn (Мельница Лубья), или просто Лубья, обозначена на всех без исключения картах приневского края с 1580 по 1727 год. Располагалась деревня Лубья на важном перекрёстке древних путей из мызы Келтис (Колтуши) в Токсово и из города Ниена в Нотеборг. В ней находились переправа, плотина и мельница.

Плотина в этом месте существует и ныне, и современное Колтушское шоссе пересекает Лубью там же, где когда-то её пересекал старинный тракт, поэтому действительно символично, что в месте, где более пяти веков назад возникло первое поселение на территории нашего города, сегодня находится географический центр современного Всеволожска. Если проводить аналогию с Петербургом, то это наш Ниеншанц — незаслуженно забытый, древнейший центр нашего города.

В XVII веке, во времена шведского владычества топоним Лубья был весьма распространённым, в окрестностях будущего Всеволожска существовали несколько деревень с таким наименованием, обозначавшим лубяную избушку или передвижной домик на полозьях для зимней рыбалки. Деревня Лубья, что стояла у переправы, принадлежала шведскому психологу, теологу и пастору города Ниена Хенрику Фатебуру. Жили в ней выходцы из центральной Финляндии и приладожской Карелии. В деревне была водяная мельница. Тогда же, во времена шведского владычества на Мельничном ручье возникла деревня Ряяпювя, где жили выходцы из финской Карелии.

В 1703 году, после громких побед Петра I в Северной войне, шведский период в истории нашего города закончился. На картах того времени деревня Лубья называлась — Лубика Мельница (Lubika Quarn), к северу от неё располагались не сохранившиеся до наших дней деревни: Попкова, Кубликова, Кубасова Гора и Пуставярсия, западнее по реке, близ будущего Приютина стояла деревня Сависари, а южнее на озере, которое сейчас называется 1-е Ждановское — деревня Ярвикюля (Озерки), существующая и поныне.

С 1727 года на месте финской деревни Ряяпювя стала обозначаться мыза Рябово, тогда же на месте деревни Сависари возникла мыза Мякки, а к концу века на противоположном от неё берегу Лубьи появилась мыза Приютино.

Долгое время река на которой стоит наш город называлась Малая Охта и лишь с лёгкой руки картографа А. М. Вильбрехта, в 1792 году она поменяла своё название, Александр Михайлович дал ей новое имя — Лубья. Название существует и по сей день.  

Мыза Рябово много раз переходила из рук в руки. Сначала это была казённая мыза, сдаваемая в аренду, где жили местные финны-ингерманландцы, пленные шведы и русские крестьяне — переведенцы из центральных губерний, затем ею владели: капитан лейб-гвардии Преображенского полка Е. И. Пашков, выборгский губернатор А. С. Исаков, коллежский советник А. У. Саблуков, его дочь Е. А. Мордвинова, а в 1774 году её купил банкир Императорского двора, барон И. Ю. Фридрикс.

Первое, что сделал барон, это перенёс мызу Рябово с Мельничного ручья на Румболовскую гору, где она находится и сейчас. За пять лет Иван Юрьевич успел построить первый усадебный дом, разбить парк, заложить фундамент дворца, изрядно осушить и облагородить окрестные леса, начать добычу железной руды и чугунолитейное дело, впервые в России заняться сыроварением по европейскому типу (здание его сыроварни дошло до наших дней и является самым старым в городе) и построить в 1778 году 400-местную кирху святой Регины, ставшую центром Рябовского лютеранского прихода. По совокупности вклада и при определённом стечении обстоятельств барон вполне мог бы претендовать на роль основателя города Всеволожска, так как по традиции на Руси днём рождения нового поселения является день освящения церкви, в данном случае — 7 сентября 1778 года, но судьба и потомки распорядились иначе.

Первая всеволожская церковь

Первая церковь на территории современного Всеволожска (1778—1943)

Затем мызой владели: его сын Густав, овцевод-селекционер надворный советник И. Э. Гертель, помещица А. И. Толстая (не графиня и писателю не родня), пока в 1818 году её не купил Всеволод Андреевич Всеволожский.

Вопреки городской легенде, князем Всеволод Андреевич не был. Дворянский род Всеволожских в конце XVIII века был официально приписан к московскому боярскому роду Всеволожей, которые, кстати, тоже князьями не были, а лишь являлись потомками смоленских дворян, утративших княжеский титул в 1360 году. При этом возможность кровного родства Всеволожских со Всеволожами дореволюционные и современные историки категорически отрицают. 

А легенда эта идёт от того, что Всеволожским и ещё 87 родам (среди которых например, небезызвестные Ржевские и Татищевы), утратившим, либо никогда не имевшим княжеский титул, любивший «возрождать» на бумаге угасшие древние рода император Павел I, разрешил изображать свой герб на фоне княжеских шапок и мантий, «для ознаменования тех дворянских фамилий, кои действительно происходят от родов княжеских, хотя сего титула и не имеют». При этом размещать княжескую корону в гербовом щите император разрешения не давал.

Кроме того, Всеволожские неоднократно женились на княжнах (дочерях князей):
* Александр Всеволодович Всеволожский, был женат на княжне Софье Ивановне Трубецкой
*
Никита Всеволодович Всеволожский, был женат на княжне Варваре Петровне Хованской
*
Иван Александрович Всеволожский, был женат на светлейшей княжне Екатерине Дмитриевне Волконской
*
Павел Александрович Всеволожский, был женат на княжне Елене Васильевне Кочубей
но титулы, увы, передаются только по мужской линии.

Стараниями нового владельца, по проекту архитектора Павла Шрётера к 1822 году была построена новая усадьба, а в ней первая в округе домовая православная церковь. Кроме усадебного дома были выстроены многочисленные хозяйственные постройки, среди которых особо выделялись двухэтажные булыжные конюшни и двухэтажный булыжный мастеровой корпус, к которому был пристроен пятиэтажный флигель с двумя башенками из кирпича приютинского кирпичного завода, в котором располагалась газогенераторная станция на два термолампа для освещения усадьбы и служб. Оштукатуренный и выкрашенный в красный цвет в наше время он получил в народе название «Красный замок».

О широкой натуре хозяина, балах и приёмах, равно как и о его заботах по обустройству усадьбы написано много и весьма подробно. Стоит только добавить, что при нём, в 1833 году для подъёма уровня воды в запруде перед водяной мельницей, стоявшей на месте старой мызы Рябово — в деревне Мельница на Мельничном ручье (близ современной Магнитной станции на Дороге жизни), был прорыт канал от Большого (Круглого) озера к Мельничному ручью, а сама запруда углублена и расширена. В результате, на Мельничном ручье перед плотиной образовался большой искусственный разлив, ныне утраченный. Канал же осыпался и зарос мхом, но существует и поныне.

Вопреки расхожему мнению, никаких новых населённых пунктов В. А. Всеволожский не основывал. Всеволод Андреевич умер в 1836 году, оставив долгов более, чем на четыре с половиной миллиона рублей, долги отдавали его дети, внуки и правнуки.

Прошло почти полвека, прежде чем в 1878 году усадьбу выкупила Елена Васильевна Всеволожская, жена предводителя Шлиссельбургского уездного дворянства — Павла Александровича Всеволожского. При ней на месте современной больницы было наполнено первое, так называемое «Павловское озеро» с двумя островами, строительство которого начал ещё Всеволод Андреевич Всеволожский, но озеро получилось слишком мелкое и через несколько лет оно было спущено. Её стараниями в 1894 году была открыта Рябовская земская больница, для этого ей пришлось подарить Шлиссельбургской земской управе свой двухэтажный с мезонином каменный дом у подножья Румболовской горы, тем самым дав начало современной центральной районной больнице. Новую земскую больницу назвали «Имени Павла и Елены Всеволожских».

В 1892 году по инициативе барона Корфа открылось частная узкоколейная железная дорога между Санкт-Петербургом и Ириновкой. Павел Александрович Всеволожский был в числе акционеров новой магистрали. Ближайшую к его имению станцию назвали Рябово и вокруг неё немедленно начал расти дачный посёлок Рябово, в связи чем 1892 год официально считается годом основания города Всеволожска. Ещё один дачный посёлок — Ильинский, сформировался по левому берегу Лубьи на участках проданных братьям Алексеем и Афиногеном Ильиными. В 1895 году для удобства пассажиров была построена ещё одна станция, которой по фамилии землевладельца — Павла Александровича Всеволожского, дали название Всеволожская. В результате активной продажи земельных участков вокруг неё вырос дачный посёлок Всеволожский, в 1938 году он был преобразован в рабочий посёлок Всеволожский, а в 1963 году — в город Всеволожск.

Усадьба Всеволожских Рябово не являлась историческим центром вокруг которого формировался современный город, она так же, как и усадьба Приютино вошла в черту города Всеволожска только в 1963 году. Она, если проводить аналогию с Петербургом, скорее наше Царское Село, аристократический пригород, переданный вместе с деревней Румболово в состав нашего города из Всеволожского поссовета. Заслуга Всеволожских в другом, они продавая под дачное строительство участки земли вдоль реки Лубьи, соединили сплошной застройкой разрозненные деревни, усадьбы, посёлки и хутора в одно целое, сформировав современные границы и одноэтажный облик города. Центром же этой застройки, ядром вокруг которого начал строиться современный город, явилась станция Всеволожская, открытая там, где сейчас находится перекрёсток Октябрьского и Всеволожского проспектов и стоит памятник В. А. Всеволожскому, хотя настоящими основателями города были — его внук Павел Александрович и жена внука Елена Васильевна.

Всего поезда на территории современного Всеволожска делали 7 остановок: платформа Приютино, платформа Марьино, станция Христиновка (по просьбе Г. Х. Бернгарда в 1911 году переименована в Бернгардовку), платформа Павловская (после 1905 г.), станция Всеволожская, станция Рябово и станция Мельничный Ручей. Между станциями Рябово и Мельничный Ручей, ближе к последней, в течение трёх лет существовала ещё одна платформа — Радостная.

Позднее, в ходе замены узкой колеи на широкую, железную дорогу спрямили и перенесли из центра тогдашнего дачного посёлка на его южную окраину, а станцию Мельничный Ручей, находившуюся до этого далеко за чертой жилой застройки, на берегу одноимённого ручья, перенесли на своё нынешнее место, что впоследствии привело к переименованию Ильинского посёлка в посёлок Мельничный Ручей. Движение по широкой колее с Финляндского вокзала до станции Борисова Грива открылось в октябре 1923 года.

Несмотря на то, что продажа земельных участков под дачи приносила Всеволожским доход, после смерти Елены Васильевны, в 1906 году мыза Рябово снова уходит с молотка за долги, и её снова выкупает жена одного из представителей рода Всеволожских — Василия Павловича, Лидия Филипповна Всеволожская. При ней, в 1909 году было наполнено второе, более удачное Васильевское озеро.

В. П. Всеволожский приходился правнуком Всеволоду Андреевичу Всеволожскому и чем-то был похож на него. За свои непомерные долги, пьянство и распутный образ жизни он был лишён матерью наследства и каких-либо прав на мызу Рябово, но, благодаря удачной женитьбе, имение при нём освободилось от долгов.

В 1909 году Василий Павлович провёл в имении по примеру Парижской, местную сельскохозяйственную выставку. Выставка пользовалась огромным успехом, как среди участников — окрестных помещиков, так и у посетителей дачников. Медали выставки получили: швейцарец, владелец соседней мызы Христиновка — Ганс Бернгард и конечно же сам Василий Павлович.

При нём, лес от Длинного озера и до деревни Волчьи Горы был заселён фазанами для барской охоты, у деревни Бабино летом в лес выпускали павлинов. От усадьбы, вокруг Круглого озера и до Бабино, была проложена булыжная мостовая, а сама усадьба электрофицирована.

После революции Василий Павлович примкнул к Белому движению, а Лидия Филипповна в октябре 1918 года была изгнана из своей усадьбы и эмигрировала в Париж.

Те многочисленные поселения, что сейчас входят в черту города Всеволожска к началу ХХ века были весьма многонациональными, в них жили эстонцы, немцы, поляки, латыши, литовцы, евреи, украинцы, грузины, венгры, французы, но основное население традиционно составляли русские и финны-ингерманландцы. Так по переписи 1920 года их было примерно поровну — 49% и 46% соответственно, и наше главное учебное заведение — Всеволожский агротехникум, был основан в 1923 году как финский сельхозтехникум (ФСХТ), а в 1934 году был преобразован в финско-эстонский.

Финские деревни располагались на Румболовской возвышенности. Это (с севера на юг): Большое Пугарево, Малое Пугарево, Кяселево, Рябово, Румболово, посёлок Отрада, деревня Отрада, Мельничный Ручей и несколько хуторов под общим названием Мельничный Ручей вдоль одноимённого ручья. Их население было занято в основном сельским хозяйством, сухие земли возвышенности к этому располагали, а также конным извозом, например в деревне Румболово была конно-почтовая станция, обслуживавшая линию Колтуши — Токсово.

Аристократические усадьбы и дачные посёлки располагались в живописной, покрытой сосновым лесом долине реки Лубья, а позднее вдоль железной дороги, это мызы (с запада на восток): Катюшино, Приютино, Елизаветино, Васильево, Марьино, Бернгардовка, Софиевка, Кенша и далее дачные посёлки: Всеволожский, Рябово и Ильинский, а к югу от них, на озёрах — мызы Молчанова, Верино, Анино.

Были и другие компактные поселения: возле Приютина на Лубье существовала немецкая колония, а на Мельничном ручье — польский хутор.

Несколько веков русские и финны жили здесь в добром соседстве, символом этого стали лютеранская кирха и православная церковь, стоявшие рядом на Румболовской горе. Кирху, посвящённую святой Регине, общей для протестантов, католиков и православных святой, рассчитанную на 400 мест воздвигли в 1778 году на земле и на деньги подаренные бароном Иваном Юрьевичем Фридриксом. В 1901 году была освящена православная церковь Спаса Нерукотворного Образа, построенная на средства Елены Васильевны Всеволожской, как храм-усыпальница над могилой её мужа. Так церковь и кирха встали рядом, через дорогу, которую позднее назовут Дорогой жизни.

Свяжут храмы также и трагические страницы нашей истории. Когда осенью 1931 года православную церковь закроют, а местные комсомольские активисты вынесут из склепа и бросят на улице открытые гробы Елены Васильевны и Павла Александровича Всеволожских, долгое время никто не осмелится к ним подойти, пока пасхальной ночью 1932 года финские девушки не похоронят останки Всеволожских на лютеранском кладбище рядом с кирхой.

Увеличить в новом окне

Место вторичного захоронения П. А. и Е. В. Всеволожских

Кирху закрыли в 1937 году, в ней устроили клуб, во время войны она сгорела, а лютеранское кладбище стало братской могилой для всех погибших во время Великой Отечественной войны вне зависимости от их сословия и вероисповедания.

В военные годы через посёлок Всеволожский прошла Дорога жизни, на Румболовской горе расположилась прикрывавшая её зенитная батарея. В Бернгардовке находился военный аэродром авиации Балтийского флота. Работали несколько домов отдыха для бойцов и командиров Красной армии.

До середины 1930-х годов Колтушское шоссе в черте посёлка называлось Колтушским проспектом. После моста через Лубью он поворачивал направо и в створе современной Парковой улицы поднимался в гору. Затем дорога поворачивала налево, снова направо и по улице Дорожной шла в Рябово, это была часть старой земской дороги из Колтуш в Токсово.

Старинные тракты всегда шли по возвышенностям и водоразделам, что бы миновать болота и реки не имеющие мостов, так как в истоках они ещё узки и мелководны, и их легко можно перейти вброд.

Древняя дорога шла сначала по Колтушской возвышенности, затем спускалась в долину Лубьи, пересекала её по мельничной плотине и снова поднималась в гору, где в деревне Румболово меняли лошадей. Затем опять поверху, через Рябово, Кяселево, Малое и Большое Пугарево дорога приводила на край болотистой низины современного артиллерийского полигона, откуда по гатям шла по прямой к Старому Девяткину, где поворачивала на север и снова посуху вела к селу Токсово.

В середине 1930-х годов, возникла необходимость связать районный центр посёлок Всеволожский с Ленинградом и окрестными деревнями автобусным сообщением. Узкая, круто поднимающаяся вверх от бывшей станции Рябово часть Колтушского проспекта, совершенно не подходила для этих целей, поэтому была пробита новая магистраль, соединившая железнодорожный переезд с началом Софийской улицы (ныне Всеволожский проспект), создав удобный выезд с Колтушского шоссе на Ириновскую дорогу.

1920-е 1950-е

В 1938 году дачный посёлок Всеволожский был преобразован в рабочий посёлок Всеволожский, в его состав вошли дачные посёлки: Бернгардовка, Всеволожский, Марьино, Ильинский (неофициально его уже тогда называли по одноимённой станции — посёлок Мельничный Ручей), Рябово, при этом усадьба Рябово, деревня Мельничный Ручей и хутор Мельничный Ручей, остались за чертой нового посёлка.

В 1963 году вместе с поглощением соседних хуторов и деревень (д. Мельничный Ручей, пос. Отрада, д. Отрада, д. Подгорная, пос. Приютино, д. Румболово, у. Рябово, х. Ракси), рабочий посёлок Всеволожский был преобразован в город Всеволожск.

В 1995 году в состав города Всеволожска вошли деревни Кяселево и Пугарево.
 


Отдельного упоминания стоит 18 февраля 1968 года. Именно тогда, на зимних Олимпийских играх в Гренобле, наш земляк Владимир Белоусов стал первым и последним в истории советского и российского спорта Олимпийским чемпионом по прыжкам на лыжах с трамплина. Заслуженный мастер спорта, чемпион СССР, чемпион мира, обладатель двух королевских кубков Холменколленских игр в Норвегии, награждённый медалью «За трудовую доблесть» и орденом Дружбы, Почётный житель Всеволожска, до сих пор живёт в нашем городе.
©В.Ферман