СИМВОЛИКА ИЗВЕСТНЫЕ ЖИТЕЛИ ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ МИФЫ И ЗАБЛУЖДЕНИЯ

ГОРОДОК

 

Всеволожск. Краткая историческая справка.

1500 год — первое письменное упоминание поселения на территории будущего Всеволожска — деревня Лубляна на реке Лубне.
1580 год — первое картографическое упоминание поселения на территории будущего города Всеволожска — деревня Лубья.
1774 год — покупка бароном Фридриксом мызы Рябово. Строительство усадьбы и сыроварни — ныне старейшего в городе здания.
1778 год — освящение первого храма на территории будущего города Всеволожска, Рябовской кирхи Святой Регины.
1818 год — покупка В. А. Всеволожским мызы Рябово, которая войдёт в состав города Всеволожска в 1963 году.
1822 год — строительство новой усадьбы, булыжных конюшен и мастерового корпуса — так называемого «Красного замка».
1836 год — потеря Всеволожскими прав на мызу Рябово из-за долгов В. А. Всеволожского.
1887 год — первая, неудачная попытка выкупить мызу Рябово Е. В. Всеволожской.
1892 год — открытие Ириновской железной дороги, прошедшей через земли П. А. Всеволожского.
1892 год — начало строительства П. А. Всеволожским посёлка, который в 1963 году будет преобразован в город Всеволожск.
1894 год — открытие Рябовской земской больницы имени Павла и Елены Всеволожских, современной ЦРБ.
1895 год — открытие станции Всеволожская, исторического центра города Всеволожска.
1906 год — выкуп мызы Рябово Л. Ф. Всеволожской.
1936 год — получение дачным посёлком Всеволожский статуса центра Всеволожского района.
1938 год — преобразование дачного посёлка в рабочий посёлок Всеволожский.
1963 год — образование города Всеволожска, вхождение в его состав мызы Рябово и мызы Приютино.

Первое письменное упоминание поселения на территории современного Всеволожска — «деревня Лубляна на речке Лубне», происходит в новгородской Писцовой книге Водской пятины 1500 года.

Были в Келтушском погосте также три деревни Рябово, одна из которых предположительно дала впоследствии название мызе Рябово, но где они располагались географически в Писцовой книге не указано, да и на картах топоним Рябово появляется лишь два с лишним века спустя в 1727 году, что говорит о том, что в шведские времена деревни Рябово были покинуты жителями.

Напротив, деревня Лубляна (Лубьяна), называвшаяся при шведах — Lubiaby (деревня Лубья), Lubia Quarn (Мельница Лубья), или просто Лубья, обозначена на всех без исключения картах приневского края с 1580 по 1727 год. Располагалась деревня Лубья на важном перекрёстке древних путей из мызы Келтис (Колтуши) в Токсово и из города Ниена в Нотеборг. В ней находились переправа, плотина и мельница.

Плотина в этом месте существует и ныне, и современное Колтушское шоссе пересекает Лубью там же, где когда-то её пересекал старинный тракт, поэтому действительно символично, что в месте, где более пяти веков назад возникло первое поселение на территории нашего города, сегодня находится географический центр современного Всеволожска. Если проводить аналогию с Петербургом, то это наш Ниеншанц — незаслуженно забытый, древнейший центр нашего города.

В XVII веке топоним Лубья был весьма распространённым, в окрестностях будущего Всеволожска существовали несколько деревень с таким наименованием, обозначавшим лубяную избушку или передвижной домик на полозьях для зимней рыбалки.

В 1703 году, после громких побед Петра I в Северной войне, шведский период в истории будущего города закончился. На картах того времени деревня Лубья называлась — Лубика Мельница (Lubika Quarn), севернее неё располагались не сохранившиеся до наших дней деревни: Попкова, Кубликова, Кубасова Гора и Пуставярсия, западнее по реке, на месте будущего Приютина — стояла деревня Сависари, а южнее на озере, которое сейчас называется 1-е Ждановское — деревня Ярвикюля (Озерки), существующая и поныне.

В 1727 году впервые на картах появляется мыза Рябово, тогда же на месте деревни Сависари появляется мыза Мякки, она же впоследствии мыза Лыскова, она же ещё позднее — мыза Приютино.

Долгое время река на которой стоит наш город называлась Малая Охта и лишь с лёгкой руки картографа А. М. Вильбрехта, в 1792 году она поменяла своё название, Александр Михайлович дал ей новое имя — Лубья. Название существует и по сей день.  

Мыза Рябово много раз переходила из рук в руки, ею владели: Александр Меншиков, герцог Бирон, вице-губернатор Е. И. Пашков, его жена Марфа Васильевна, камерпаж Петра III М. Иванов, генерал А. С. Исаков, коллежский советник А. У. Саблуков, его дочь Е. А. Мордвинова, а в 1774 году её купил банкир Императорского двора, барон И. Ю. Фридрикс.

За пять лет Иван Юрьевич успел изрядно облагородить окрестные леса, начать добычу железной руды и чугунолитейное дело, заняться сыроварением (здание его сыроварни дошло до наших дней и является самым старым в городе) и построить в 1778 году 400-местную кирху святой Регины, ставшую центром Рябовского лютеранского прихода. По совокупности вклада и при определённом стечении обстоятельств барон вполне мог бы претендовать на роль основателя города Всеволожска, так как по традиции на Руси днём рождения нового поселения является день освящения церкви, в данном случае — 7 сентября 1778 года, но судьба и потомки распорядились иначе.

Первая всеволожская церковь

Первая церковь на территории современного Всеволожска (1778—1943)

Затем мызой владели: его сын Густав, надворный советник И. Э. Эртель, графиня А. И. Толстая, а в 1818 году её купил камергер Всеволод Андреевич Всеволожский.

Вопреки городской легенде, князем Всеволод Андреевич не был. Дворянский род Всеволожских официально приписан, то есть считается происходящим от московского боярского рода Всеволожей — потомков смоленских дворян, утративших княжеский титул в 1360 году. Но факт родства со Всеволожами многие дореволюционные и современные историки не без оснований отрицают. 

А легенда эта идёт от того, что Всеволожским и ещё 87 родам (среди которых например, небезызвестные Ржевские и Татищевы), утратившим, либо никогда не имевшим княжеский титул, император Павел I разрешил изображать свой герб на фоне княжеских шапок и мантий, «для ознаменования тех дворянских фамилий, кои действительно происходят от родов княжеских, хотя сего титула и не имеют». При этом размещать княжескую корону в гербовом щите, император разрешения не давал.

Кроме того, Всеволожские неоднократно женились на княжнах (дочерях князей):
* Александр Всеволодович Всеволожский, был женат на княжне Софье Ивановне Трубецкой
*
Никита Всеволодович Всеволожский, был женат на княжне Варваре Петровне Хованской
*
Иван Александрович Всеволожский, был женат на светлейшей княжне Екатерине Дмитриевне Волконской
*
Павел Александрович Всеволожский, был женат на княжне Елене Васильевне Кочубей
однако титул отца жены её мужу не передаётся.

Стараниями нового владельца в 1821 году была построена первая в округе православная церковь, домовая, по проекту архитектора Павла Шрётера, а к 1822 году, по проекту того же Шрётера, Всеволод Андреевич выстроил и новую усадьбу. Кроме усадьбы были выстроены многочисленные хозяйственные постройки, среди которых особо выделялись двухэтажные булыжные конюшни и двухэтажный булыжный мастеровой корпус, к которому был пристроен пятиэтажный флигель с башенками из кирпича приютинского кирпичного завода. Оштукатуренный и выкрашенный в красный цвет он получил в народе название «Красный замок».

О широкой натуре хозяина, балах и приёмах, равно как и о его заботах по обустройству усадьбы написано много и весьма подробно. Стоит только добавить, что при нём, в 1833 году для подъёма уровня воды в запруде перед водяной мельницей, стоявшей в деревне Мельница на Мельничном ручье в районе современной Магнитной станции на Дороге жизни, был прорыт канал от Большого (Круглого) озера к Мельничному ручью. Канал осыпался и зарос мхом, но существует и поныне.

Вопреки устоявшемуся мнению, никаких новых населённых пунктов В. А. Всеволожский не основывал. Всеволод Андреевич умер в 1836 году, оставив долгов более, чем на четыре с половиной миллиона рублей, долги отдавали его дети, внуки и правнуки.

Прошло почти полвека, прежде чем в 1878 году усадьбу выкупила Елена Васильевна Всеволожская, жена предводителя Шлиссельбургского уездного дворянства — Павла Александровича Всеволожского. Её стараниями в 1894 году была открыта Рябовская земская больница, для этого ей пришлось подарить Шлиссельбургской земской управе свой двухэтажный с мезонином каменный дом у подножья Румболовской горы, тем самым дав начало современной центральной районной больнице.

В 1892 году открылось частная узкоколейная железная дорога между Санкт-Петербургом и Ириновкой, принадлежащая барону Корфу. Павел Александрович Всеволожский был в числе акционеров новой магистрали. Ближайшую к его имению станцию назвали Рябово и вокруг неё немедленно начал расти дачный посёлок Рябово, в связи чем 1892 год официально считается годом основания города Всеволожска. Ещё один дачный посёлок — Ильинский, сформировался по левому берегу Лубьи на участках проданных братьям Алексею и Афиногену Ильиным. В 1895 году для удобства пассажиров была построена ещё одна станция, которой по фамилии землевладельца — Павла Александровича Всеволожского, дали название Всеволожская. Затем Павел Александрович начал продавать земельные участки и вокруг неё вырос дачный посёлок Всеволожский, в 1938 году он был преобразован в рабочий посёлок Всеволожский, а в 1963 году — в город Всеволожск. Это значит, что вопреки распространённому заблуждению, имя нашему городу дал не камергер Всеволод Андреевич, а его внук Павел Александрович Всеволожский.

Усадьба Всеволожских Рябово не являлась историческим центром вокруг которого формировался современный город, она так же, как и усадьба Приютино вошла в черту города Всеволожска только в 1963 году. Она, если проводить аналогию с Петербургом, скорее наше Царское Село, аристократический пригород, переданный вместе с деревней Румболово в состав нашего города из Всеволожского поссовета. Заслуга Всеволожских в другом, они продавая под дачное строительство участки земли вдоль реки Лубьи, соединили сплошной застройкой разрозненные деревни, усадьбы, посёлки и хутора в одно целое, сформировав современные границы и одноэтажный облик города. Центром же этой застройки, ядром вокруг которого начал строиться современный город, явилась станция Всеволожская, открытая там, где сейчас находится перекрёсток Октябрьского и Всеволожского проспектов и стоит памятник В. А. Всеволожскому, хотя по справедливости, настоящими основателями города были — его внук Павел Александрович и жена внука Елена Васильевна.

Всего, поезда на территории современного Всеволожска, делали 7 остановок: платформа Приютино, платформа Марьино, станция Христиновка (по просьбе Г. Х. Бернгарда переименована в Бернгардовку), платформа Павловская (1911—1912 гг.), станция Всеволожская, станция Рябово и станция Мельничный Ручей. Есть свидетельства, что между Рябово и Мельничным Ручьём существовала ещё одна платформа — Радостная, но в расписаниях и других железнодорожных документах она не значилась и скорее всего была железнодорожным разъездом.

Позднее, в 1924—1926 годах, в ходе замены узкой колеи на широкую, железную дорогу спрямили и перенесли из центра тогдашнего дачного посёлка на его южную окраину. А в 1927 году станцию Мельничный Ручей, находившуюся до этого далеко за чертой жилой застройки, на берегу одноимённого ручья, перенесли на своё нынешнее место, что впоследствии привело к переименованию Ильинского посёлка в посёлок Мельничный Ручей.

Несмотря на то, что продажа земельных участков под дачи приносила Всеволожским доход, после смерти Елены Васильевны, в 1906 году мыза Рябово снова уходит с молотка за долги, и её снова выкупает жена одного из представителей рода Всеволожских — Василия Павловича, Лидия Филипповна Всеволожская.

В. П. Всеволожский, приходился правнуком Всеволоду Андреевичу Всеволожскому, он проявил себя хорошим хозяином, при нём имение освободилось от долгов. Василий Павлович строил дома для рабочих, внедрял технические новинки и даже провёл в 1909 году по примеру Парижской, у себя в имении сельскохозяйственную выставку. Выставка пользовалась огромным успехом, как среди участников — окрестных помещиков, так и у посетителей. Медали выставки получили: швейцарец, владелец соседней мызы Христиновка — Ганс Бернгард и конечно сам Василий Павлович.

При нём, лес от Длинного озера и до деревни Волчьи Горы был заселён фазанами для барской охоты, у деревни Бабино летом в лес выпускали павлинов. От усадьбы, вокруг Круглого озера и до Бабино, была проложена булыжная мостовая, а сама усадьба электрофицирована. Волею судеб он оказался последним владельцем усадьбы.

Те многочисленные поселения, что сейчас входят в черту города Всеволожска к началу ХХ века были весьма многонациональными, в них жили эстонцы, немцы, поляки, латыши, литовцы, евреи, украинцы, грузины, венгры, французы, но основное население традиционно составляли русские и финны. Так по переписи 1920 года их было примерно поровну — 49% и 46% соответственно, и наше главное учебное заведение — Всеволожский агротехникум, был основан в 1923 году, как финский сельхозтехникум (ФСХТ), в 1934 году преобразованный в финско-эстонский.

Финские деревни располагались на Румболовской возвышенности. Это (с севера на юг): Большое Пугарево, Малое Пугарево, Кяселево, Рябово, Румболово, посёлок Отрада, деревня Отрада, Мельничный Ручей и несколько хуторов под общим названием Мельничный Ручей вдоль одноимённого ручья. Их население было занято в основном сельским хозяйством, сухие земли возвышенности к этому располагали, а также конным извозом, например в деревне Румболово была конно-почтовая станция, обслуживавшая линию Колтуши — Токсово.

Аристократические усадьбы и дачные посёлки располагались в живописной, покрытой сосновым лесом долине реки Лубья, а позднее вдоль железной дороги, это мызы (с запада на восток): Приютино, Елизаветино, Васильевка, Марьино, Бернгардовка, Софиевка, Красная, и далее дачные посёлки: Всеволожский, Рябово и Ильинский.

Были и другие компактные поселения: возле Приютина на Лубье существовала немецкая колония, а на Мельничном ручье — польский хутор.

Несколько веков русские и финны жили здесь в добром соседстве, символом этого стали лютеранская кирха и православная церковь, стоявшие рядом на Румболовской горе. Кирху во имя святой Регины, рассчитанную на 400 мест воздвигли в 1778 году на земле и за деньги подаренные бароном Иваном Юрьевичем Фридриксом. В 1901 году была освящена православная церковь Спаса Нерукотворного Образа, построенная на средства Елены Васильевны Всеволожской, как храм-усыпальница над могилой её мужа. Так церковь и кирха встали рядом, через дорогу, которую позднее назовут Дорогой жизни.

Свяжут храмы также и трагические страницы нашей истории. Когда осенью 1931 года православную церковь закроют, а активисты вынесут из склепа и бросят на улице открытые гробы Елены Васильевны и Павла Александровича Всеволожских, долгое время никто не осмелится к ним подойти, пока пасхальной ночью 1932 года финские девушки не похоронят останки Всеволожских на лютеранском кладбище рядом с кирхой.

Увеличить в новом окне

Место вторичного захоронения П. А. и Е. В. Всеволожских

Кирху закрыли в 1937 году, в ней устроили клуб, во время войны она сгорела, а лютеранское кладбище стало братской могилой для всех погибших во время Великой Отечественной войны вне зависимости от их сословия и вероисповедания.

В военные годы через Всеволожск проходила Дорога жизни и располагалась прикрывавшая её зенитная батарея. В Бернгардовке находился военный аэродром авиации Балтийского флота. Работали несколько домов отдыха для бойцов и командиров Красной армии.

До середины 1930-х годов Колтушское шоссе заканчивалось у моста через Лубью, дальше дорога поворачивала направо и по современной Парковой улице поднималась в гору, затем поворачивала налево и снова направо по улице Дорожной шла в Рябово, это была часть старой дороги из Колтуш в Токсово.

Старинные тракты всегда шли по возвышенностям и водоразделам, что бы миновать болота и реки не имеющие мостов, так как в истоках они ещё узки и мелководны, и их легко можно перейти вброд.

Древняя дорога сначала шла по Колтушской возвышенности, затем спускалась в долину Лубьи, пересекала её по мельничной плотине и снова поднималась в гору, где в деревне Румболово меняли лошадей. Затем опять поверху, через Рябово, Кяселево, Малое и Большое Пугарево дорога приводила на край болотистой низины современного артиллерийского полигона, откуда по гатям шла по прямой к Старому Девяткину, где поворачивала на север и снова посуху вела к селу Токсово.

В конце 1930-х годов, возникла необходимость связать районный центр Всеволожский с Ленинградом и окрестными деревнями автобусным сообщением. Узкая, круто поднимающаяся вверх Парковая улица, совершенно не подходила для этих целей, поэтому была пробита новая магистраль, соединившая железнодорожный переезд с началом Софийской улицы (ныне Всеволожский проспект), создав удобный выезд с Колтушского шоссе на Ириновскую дорогу.

1920-е 1950-е

В 1938 году дачный посёлок Всеволожский был преобразован в рабочий посёлок Всеволожский, в его состав вошли дачные посёлки: Бернгардовка, Всеволожский, Марьино, Ильинский (неофициально его уже тогда называли по одноимённой станции — посёлок Мельничный Ручей), Рябово, при этом усадьба Рябово, деревня Мельничный Ручей и хутор Мельничный Ручей, остались за чертой нового посёлка.

В 1963 году вместе с поглощением соседних хуторов и деревень (д. Мельничный Ручей, пос. Отрада, д. Отрада, д. Подгорная, пос. Приютино, д. Румболово, у. Рябово, х. Ракси), рабочий посёлок Всеволожский был преобразован в город Всеволожск.

В 1995 году в состав города Всеволожска вошли деревни Кяселево и Пугарево.
 


Отдельного упоминания стоит 18 февраля 1968 года. Именно тогда, на зимних Олимпийских играх в Гренобле, наш земляк Владимир Белоусов стал первым и последним в истории советского и российского спорта, Олимпийским чемпионом по прыжкам на лыжах с трамплина. Заслуженный мастер спорта, чемпион СССР, чемпион мира, обладатель двух королевских кубков Холменколленских игр в Норвегии, награждённый медалью «За трудовую доблесть» и орденом Дружбы, Почётный житель Всеволожска, до сих пор живёт в нашем городе.
©В.Ферман